На главную страницу Карта сайтаПоискВерсия для печатиПерсональный раздел

Абрамцево. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет» (продолжение).

 

Философ Павел Флоренский об Абрамцеве: «Абрамцево", прежде всего, есть духовная идея, которая неуничтожаема; если будет жива идея Абрамцева, то не всё погибло».           

Жизнь в Абрамцеве била ключом. С утра художники работали. За обедом кипели разговоры обо всем на свете. Вечером - музицирование, спектакли, поставленные силами хозяев и гостей, знаменитые "живые картины". По признанию всех, попадавших сюда, невозможно было здесь Не лепить, Не рисовать, Не сочинять. У Саввы Ивановича была поистине драгоценная для русского искусства черта характера - трудясь сам, занимаясь лепкой, майоликой или постановкой домашних спектаклей (к которым он писал тексты и в прозе, и в стихах), он увлекал  своим примером и других. По словам старшего Васнецова Мамонтов имел «способность возбуждать и создавать кругом себя энтузиазм: работая с ним, немудрено взвиться повыше облака ходячего».           

Например, Савва Мамонтов был отменным скульптором. А как человек с неуёмной творческой энергией, он так заразительно работал, что однажды подбил и Васнецова с Репиным на эксперимент с глиной, да так, что оба художника стали ещё и скульпторами.

Вот, как сам Мамонтов рассказывал про эту затею Поленову: «Я, Репин и Васнецов, вылепили друг друга, и теперь торжественно стоят три бюста». Все эти три бюста, отличающиеся редким сходством с натурой, всегда стояли в столовой абрамцевского дома.          

Удивительно успешный коммерсант и промышленник Мамонтов был чрезвычайно творческой натурой, искренне любил искусство – музыку, театр. В области театра им было сделано очень много (помимо прочего!). Увлекался он театром ещё с юности – у Саввы был красивый баритон, он любил музицировать в четыре руки с братьями, не только не пропускал ни одного спектакля, но и сам активно играл в студенческом театральном кружке.

В 1885г. (44 года) Мамонтов создаёт театральную антрепризу, из которой выросла знаменитая Русская Частная опера. Были приглашены балетная труппа из Италии и лучшие голоса России. Вскоре в театр пришел Шаляпин. Мамонтов забрал его из Мариинского императорского театра, заплатив немалую неустойку. Можно даже сказать, что он этим спас Шаляпина, потому что, то, чему певец научился в Частной опере у Мамонтова, стало основой его всемирного успеха.       

Основу репертуара Русской Частной оперы составляли исключительно произведения русских композиторов. Благодаря Мамонтову увидели свет и получили признание оперы «Садко», «Псковитянка», «Снегурочка» (Римский-Корсаков), «Борис Годунов», «Хованщина» (Мусорогский) и многие др.. Мамонтовская Русская Частная опера смогла соперничать с императорскими Большим и Мариинским театрами!

Также впервые Мамонтов привлек к созданию декораций профессиональных художников - Коровина, младшего Васнецова, Врубеля.

Но кроме хозяина, стержня дома – Саввы Ивановича, душой Абрамцева была хозяйка, его жена – Елизавета Григорьевна Мамонтова (1847 – 1908), А цветами – их дети – Серёжа, Андрей, Верушка, Всеволод и Александра.     

Они встретились в Италии. Поженились в 1865 году (жениху - 24, невесте - 18) Елизавета Мамонтова - очень умная, тонкая, душевная, она умела не только накрывать обеды для гостей, вести занимательные беседы, играть с детьми, читать вслух, музицировать, она была прекрасным собеседником, другом.

Идея создания домашней церкви принадлежит хозяйке Абрамцева. Она основала в Абрамцево столярно-резчицкую художественную мастерскую, положившую начало абрамцево-кудринской резьбе по дереву.     

У Мамонтовых было 5 детей. И здесь Савва Иванович гениален – первые имена букв детей составляют его имя: Серёжа, Андрюша, Верушка, Всеволод, Александра.

Сергей, впоследствии занимался книгоиздательством и журналистикой. В Первую Мировую войну ушёл на фронт военным корреспондентом. Рано ушёл из жизни.

Андрей, многообещавший художник, увлекался изготовлением керамики и пошел бы далеко. К несчастью, он простудился во время работ по росписи Владимирского собора в Киеве. И рано ушёл из жизни.

Верушка – это всем знакомая «Девочка с персиками» (художник Серов). Рассказывают, что один год в абрамцевских оранжереях был богат на урожай персиков. Спелые, с легким пушком на розовых боках, нежные, сочные шарики подавались к столу и утром, и в обед, и к вечеру. Они лежали в вазах на террасе, по комнатам. Дочка Елизаветы Григорьевны Верушка - общая любимица и шалунья, прозванная Антокольским «Абрамцевской богиней», наслаждалась персиками. Девочка была необыкновенно хороша. Её веселый смех раздавался и в саду, и у реки, и в комнатах дома.

Видимо, глядя на Верушку, желание художника, которое владело им ещё в Италии, желание «создать что-то радостное, отрадное» нашло своё достойное выражение. Он решает, что если и писать это «радостное», то лучшего сюжета, чем эта девочка, сама похожая на персик, он не найдет.          

Серов рассказывал, что «работал «запоем», словно в угаре, и чувствовал, что работа спорится и все идет так хорошо, как никогда раньше».Эту картину Серов подарил Елизавете Григорьевне - своему другу. Он ни минуты не сомневался в правильности поступка, хотя отлично понимал — такие вещи написать удается художнику нечасто. Одетая в дубовую раму, картина заняла самое почетное место в столовой абрамцевского дома на много лет, пока не попала в Третьяковскую галерею (сейчас здесь в Абрамцеве находится копия).

Всеволод и Александра - младшие дети, стояли у основания создания и сохранения музея "Абрамцево".  Детей Мамонтовых художники использовали в качестве моделей. Всеволода - писал Врубель в эскизах к "Демону". Андрея или Дрюшу - можно увидеть в образе Алеши Поповича в "Трех богатырях" Васнецова. Самой популярной моделью была Верочка. Ее глаза - у "Аленушки" Васнецова, он же позднее написал ее в портрете "Девушка с кленовой ветвью". Верушка изображена в знаменитой керамике "Голова египтянки" Врубеля. Но самая известная картина, конечно, "Девочка с персиками" Серова. Вообще все дети Мамонтовых позировали, как и для большинства полотен, создававшихся здесь, так и для ликов святых в алтаре домашней церкви Спаса Нерукотворного.

В 1899 году Савва Иванович Мамонтов по ложному обвинению был арестован и посажен в тюрьму. Мамонтов строил железные дороги. В это время он как раз занимался строительством Северной дороги (от Москвы, через Ярославль и Вологду до Архангельска). Мечтал превратить этот край в «русскую Норвегию». У него было много недоброжелателей. Один из них -          министр финансов Витте. Сначала друг, потом интриган и предатель.

В результате сложносочинённых им козней имущество Саввы Ивановича было арестовано. В наручниках его повели через всю Москву до Таганской тюрьмы. В это тяжелейшее для Мамонтова время люди вели себя по-разному - рабочие Ярославской железной дороги поддержали его и выразили в приветственном адресе уважение к Савве Ивановичу и веру в справедливость за подписью двух тысяч человек.           

В тюрьме Мамонтову пришлось пробыть полгода. Художники послали Мамонтову приветственное письмо: «Все мы, твои друзья... в эти тяжелейшие дни твоей невзгоды хотим... выразить тебе наше участие. Мы... провозглашаем тебе честь и славу за все хорошее, внесенное тобой в родное искусство, и крепко жмем тебе руку».

Повелением Николая II Мамонтов был выпущен под домашний арест. На судебном процессе защитником выступил известный адвокат Плевако, который убедительно доказал, что средства, взятые Мамонтовым из кассы, использовались им не в корыстных интересах. Главное упущение Мамонтова состояло в том, что перевод денег не всегда своевременно фиксировался в бухгалтерских книгах. Плевако подчеркнул, что виной всему - нездоровая обстановка в русской промышленности, где вместо честной конкуренции - протекционизм и ведомственные амбиции. А унижение и гибель такого незаурядного человека, как Мамонтов, - это подлинный вред, наносимый обществу. Савва Мамонтов был оправдан.

Дом его на Садовой-Спасской пошел с молотка. Он сразу же покинул Москву и отбыл в Париж. Там на Всемирной Выставке ему вручили золотую медаль за художественную керамику: его камины купило французское правительство. Золотой медали были удостоены и изделия абрамцевской столярно-резчицкой мастерской.

Мамонтов не был разорен абсолютно. В Москве, на Бутырской заставе снова построил имение и снова создал гончарную мастерскую "Новое Абрамцево". Все прервалось войной. Изделия гончарной мастерской оставались невостребованными. Мамонтов откликался на все просьбы о содействии. Но здоровье слабело. 24 марта 1918 года (77 лет), простудившись, Савва Иванович умер.

Значение построенных им железных дорог стало очевидно в годы Первой мировой войны.

А в искусстве памятниками ему служат картины Васнецова, Врубеля, Репина, Левитана. Абрамцевское художественно-промышленное училище. Финансированный им журнал "Мир искусства".

Дягилев свои "Русские сезоны" 1907 года в Париже начал оперой "Борис Годунов" с Шаляпиным в главной роли, подчеркивая преемственность художественных принципов Русской Частной оперы. Станиславский всегда считал Мамонтова своим учителем.

Также памятниками ему служат очаровательные московские особняки в русском стиле, фасады которых отделаны керамикой из мамонтовской мастерской. Памятник ему – и здание Ярославского вокзала, реконструированное архитектором Шехтелем по заданию Саввы Мамонтова. Когда-то там висел его портрет...

После Октябрьской революции 1917 г., лет восемь (1918-1926), в усадьбе ещё сохранялся музей силами младшей дочери Мамонтовых – Александры. Но в 1926 году его «перепрофилировали» и на его месте создали дом отдыха учителей.

Важную роль в сохранении Абрамцевского музея-усадьбы, сыграл Грабарь. Он был не только видным живописцем, но ещё и искусствоведом. Он отдыхал в этих местах, заинтересовался Абрамцево и добился передачи его Союзу художников, который начал здесь строительство дачного поселка. Теперь здесь поселились таланты нового времени – Мухина, Иогансон, Шмаринов, Чуйков и многие другие.

А в начале 1930-х годов на территории абрамцевского музея был опять создан дом отдыха, но уже работников искусств. И опять здесь стали собираться творческие люди - художники, музыканты, актеры. Художники понимали значение усадьбы для истории культуры России, в отличие от власти – Советской. Тогда придумали изящный ход: художники аккуратно выплачивали арендную плату якобы за дом отдыха, при этом жили во вновь построенных дачных домиках, а, втихаря, восстанавливали музей в усадьбе, что в итоге позволило сохранить усадьбу именно как музей. Во время войны здесь располагался госпиталь. Восстановление усадьбы началось после войны.

И вот свершилось, октябрь 2013 года - усадебный дом в Абрамцеве открыли после реставрации. Теперь скрывавшего его большого забора нет, а есть похорошевший дом  - и даже как-то словно выпрямившийся.

Разрезать ленточку доверили маленькой Верочке - прапраправнучке Саввы Мамонтова.

Дом решили реставрировать по состоянию на 80-е годы XIX столетия - то есть на время Мамонтовых. В качестве основы для реставрации использовались и старые фотографии. Усадьба Абрамцево пережила два интересных периода. Она была связана сначала с Сергеем Аксаковым и его литературным кругом, а затем с Саввой Мамонтовым и его окружением художественным. И то, и другое постарались отразить в экспозиции главного дома.

Но большая часть экспозиции - из времени Мамонтовых. Почти сразу попадаем в ту самую столовую, где была написана «Девочка с персиками».

http://www.podmoskovje.com/gosudarstvennyj-istoriko-xudozhestvennyj-i-literaturnyj-muzej-zapovednik-abramcevo, «Новости культуры»,  НатА - http://www.pamsik.ru/about.php?i=19,http://www.echo.msk.ru/blog/moscowtravel/1176140-echo/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

Назад