На главную страницу Карта сайтаПоискВерсия для печатиПерсональный раздел

Абрамцево. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет».

В Абрамцево после реставрации открылся главный дом усадьбы, которая на протяжении долгих десятилетий была «обителью муз». И при Сергее Тимофеевиче Аксакове, который владел Абрамцевым полтора десятка лет в середине 19-го века, и при Савве Ивановиче Мамонтове – он был хозяином усадьбы почти полвека, вплоть до революции. Люди это были замечательные и вокруг них собирались яркие и талантливые писатели, художники, издатели. У спасенного абрамцевского дома богатая история, история русской культуры и искусства.

В государственном историко-художественном и литературном музее-заповеднике «Абрамцево» всегда много посетителей. Люди сюда едут для того, чтобы получше узнать отечественную историю и великую культуру, насладиться сказочной природой. Абрамцево романтично и сентиментально.

Что же такое это Абрамцево? Почему название этой усадьбы связано с такими талантливыми людьми – Васнецовым, Врубелем, Коровиным, Нестеровым, Поленовым, Репиным, Серовым, Станиславским, Шаляпиным и многими другими. Почему именно там творили. Почему именно там собирались. Почему талантливых художников притягивало именно это место. Что туда тянуло. Почему именно в этом месте пишутся сказки и картины, создаются скульптуры и песни.

При посещении музея-заповедника понимаешь, что феномен таких мест, как Абрамцево, заключается в том, что имена, ещё недавно бывшие от тебя на почтительном временном расстоянии и мысленной дистанции, оживают и становятся практически физически ощутимы. Это невероятно интересно.

Абрамцево представляет собой довольно большой огороженный парк с липовыми аллеями, тёмными елями, корабельными соснами, каскадом прудиков и мостиков, небольшим яблоневым садом и речушкой Ворей; достаточно скромный по нынешним понятиям основной Дом-музей, бревенчатые домики – Кухню, Студию -Мастерскую и Теремок, маленькую домашнюю церковь Спаса Нерукотворного, Поленовский дом, Васнецовскую Избушку на курьих ножках, и большое здание с колоннами – бывший лечебный корпус.

Да, и огромный, высоченный, в пять обхватов красавец дуб, который помнит, наверное, всех хозяев этого места. А ещё две древние Каменные Бабы, которых привезли из-под Киева и которые уж точно о многом могли бы рассказать - они ведь точно всё видят, всё слышат, но молчат.

Начинать знакомство с Абрамцево надо не с описания домиков и их содержимого, а с людей, которые здесь жили, гуляли, творили, любили, спорили, строили, пели, играли. Без этих людей – нет Абрамцева. Потому что Абрамцево – это особый дух - русский, это особая аура – вдохновение, это особое состояние – талант, это особые отношения – любовь и дружба, это особые люди – поцелованные Богом, особые места и природа – побуждающие творить.

Место, где была построена усадьба, раньше называлось пустошь Обрамково. Усадьба была небольшой, принадлежала помещикам средней руки, неоднократно переходила от одного владельца к другому, пока не была приобретена Сергеем Тимофеевичем Аксаковым (1791—1859).  Что интересно – в это время Аксаков ещё не был известен как писатель, он вообще даже о писательстве и не помышлял. Приехал в Москву (1826г., 35 лет)  из Оренбурга с семьёй, работал цензором в Московском цензурном комитете, потом директором Межевого института. Но Аксаков любил театр, обладал тонким вкусом и изящным слогом, по этой причине, помимо работы, он начал печататься в журналах как театральный критик. В театральном мире он был уважаем и авторитетен.

И в 1843г. (52 года) Аксаков приобретает имение Абрамцево. Именно в эти годы в Абрамцеве, несмотря на то, что Аксакову шел уже шестой десяток, в нем проснулся замечательный художник слова. Что же стало причиной столь волшебного превращения? Считается, что этот творческий катализатор – абрамцевская природа. Аксаков называл свою усадьбу «премилой деревенькой», «прекрасным уголком», «раем земным», обожал местные грибные леса, рыбные пруды, «ершовые места», живописную речку Ворю, свой уютный старинный дом с мезонином и парк с вековыми деревьями. «Деревня обняла меня запахом распускающихся листьев и цветов, своею тишиною, своим пространством. Не могу передать, какой мир пролился на мою душу».

Его первые книги, написанные здесь – это «Записки об уженье рыбы» и «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии». В них дается столь тонкое и поэтическое описание природы здешних мест, птиц и животных, что Тургенев в своей первой рецензии на «Записки ружейного охотника» писал: «Эту книгу нельзя читать без какого-то отрадного, ясного и полного ощущения, подобного тем ощущениям, которые возбуждает в нас сама природа, а выше этой похвалы мы никакой не знаем». Здесь Аксаков написал «Детские годы Багрова-внука», «Семейную хронику», «Аленький цветочек».

К гостеприимным, умным, тонким, добросердечным Аксаковым в Абрамцево приезжали друзья-гости – писатели, поэты (Кольцов), философы (Белинский, Герцен), артисты (Щепкин).

Аксаков дружил с Гоголем. Здесь, в абрамцевском доме, в один из августовских вечеров 1849 года Гоголь читал первую главу второго тома «Мертвых душ». Николай Васильевич считался с мнением Аксакова, требовал от него замечаний, вычеркивал те места, при чтении которых Сергей Тимофеевич хмурился. Аксаковы были одними из самых преданных, стойких и восторженных друзей Гоголя.

Аксаков дружил с Тургеневым. Оба обожали природу и охоту. Тургенев восхищался тонкостью наблюдений Аксакова и его богатым вкусным языком. Возможно, что одна из обаятельных дочерей Аксакова навеяла Тургеневу образ Лизы в «Дворянском гнезде».

В 1870 году у наследницы С. Т. Аксакова, опустевший абрамцевский дом, который находился к тому времени в запущенном состоянии (без фундамента, с гнилой крышей, перекосившимися полами, разваленными печами), приобрел Савва Иванович Мамонтов.  Мамонтов привел в порядок заброшенное аксаковское имение. Капитально отремонтировал главный усадебный дом, очистил пруды, сделал новые постройки.

С.И. Мамонтов, был не только богатым промышленником, но и меценатом, художественным и театральным деятелем, при нем  возникает Абрамцевский художественный кружок. Появляются мастерские (керамические, столярные и др.), возрождаются старинные ремесла. Собирается коллекция предметов крестьянского быта. Ставятся любительские спектакли.

Вот так своё первое впечатление от Абрамцева, когда его владельцем стал Савва Мамонтов, описывает художник Нестеров в письме к сестре:

«Абрамцево, имение... — одно из живописнейших в этой местности. Сосновый лес, река и парк... тут в парке первое, что останавливает внимание, это баня в стиле 17 века — архитектура профессора Ропета; далее, углубляясь в глубь парка, темной вековой сосновой аллеей, вы выходите на небольшую поляну, посреди которой стоит чудо-церковка... Из православного храма отправились мы в «Капище» или нечто подобное избушке на курьих ножках. Против нас — оригинальный киевский идол.

Тут русский дух, тут Русью пахнет, всё мрачно, серые ели наклонили свои ветви, как бы с почтением вслушиваясь в отрывистый жалобный визг сов, которые сидят и летают тут десятками. Это чудное создание, не имеющее себе равных по эпической фантазии... Далее идет мастерская С. И. Мамонтова — архитектура знаменитого Гартмана. Вот главное, что поражает на первый раз, мне кажется, всякого, кто попадет в Абрамцево».

Савва Иванович Мамонтов (1841—1918) - потомственный купец, выросший в промышленника, меценат, деятель в области русского искусства. Отец Саввы прошёл школу жизни от управляющего трактиром в Сибири до руководства строительством железных дорог в Москве. Из 10 детей – своим преемником выбрал Савву.

Мамонтов - человек очень мощной энергетики. Он ярок и противоречив. Коммерческий ум и талант – с одной стороны. С другой - музыкальные и художественные способности, незаурядный вкус, остроумие, благородство, магнетические личные данные. Он притягивал к себе талантливых людей, а природная магия Абрамцева ему в этом помогала. Мамонтов собрал все художественные сливки общества у себя в Абрамцеве и хотел сделать так, чтобы талантливые живописцы, ничуть не заботясь о быте, могли воплотить свои творческие замыслы. С такой целью Мамонтов специально построил здесь «Культурный поселок», состоявший из деревянных домов-мастерских.

В Абрамцево у него царил культ трех Муз – Живописи, Скульптуры и Театра. Художники, музыканты, собравшиеся постепенно в Абрамцеве, составили "Мамонтовский", или "Абрамцевский" кружок. А начало ему было положено в 1872 году, в Италии, после знакомства Саввы с архитектором Гартманом и скульптором Антокольским. Также в Париже он познакомился с Репиным. В Риме впервые увидел Валентина Серова, тогда еще совсем мальчика. Они подружились.

Из киевской нищеты и осмеяния стараниями Мамонтова был вырван Врубель. Позже здесь появился Костенька Коровин, любимец Саввы Ивановича. Мамонтов деликатно помогал всем советами и заказами, которые избавляли художников от постыдной нужды. Антокольскому он заказал знаменитую скульптуру "Христос перед судом народа". Васнецова поддержал в его стремлении изображать русскую старину, давал заказы и деньги.

Друзья прозвали Мамонтова Саввой Великолепным по аналогии с другим выдающимся меценатом эпохи Возрождения – итальянским герцогом Лоренцо Великолепным. Дух мамонтовского художественного кружка захватывал всех, кто хоть раз попадал сюда. Зимой мамонтовский кружок собирался в Москве, в его доме на Садовой-Спасской, 6, рядом с Красными Воротами. Летом же он почти весь переезжал в Абрамцево – его усадьба становилась творческой дачей. Мамонтовский кружок имел свой «дух» и свое «силовое поле».

См. продолжение.

     

Назад